Путевые заметки

Как только я сел в электричку в Одинцово, в плеере заиграли два трека “Keynes vs Hayek”, а в глаза забегали по строчкам “Если однажды зимней ночью путник”. И то, и то будут занимать меня ближайшие несколько дней. Я читал и слушал, слушал и читал в электричке, в метро, в Сапсане. Где то с 18:10 до 23:40, пять с половиной часов это было единственное, что я слышал (получается каждый трек я прослушал примерно 20 раз).

Прибыв на Курскую, я было хотел зайти в Альфа-банк, но не смог — тот не работал. Этот факап был первым и не последним. Как известно, из-за отдельных мудаков от «безопасности», у Курского вокзала работает только один вход — дальний. И идти до него сильно влом, так что, сейчас можно сильно удивляться, пройти через метро, да-да, спуститься на эскалаторе, пройти через турникет, а потом подняться по лесенке и выйти из метро в здание вокзала.

Четыре часа в поезде, нужна вода! Автомат, четыре червонца и магическая спиралька завращалась, но... последняя в этой кассете бутылка воды не упала, а легла на бок. Блять, отлично просто! В чрево автомата уходят еще четыре монеты и в движение приходит уже спиралька в соседней кассете с такой же водой. И тут, о чудо, я получаю свою воду, но уже не одну, а сразу две бутылки — вторая задела при падении первую (случайно). Вот так сраный автомат сумел выйти из воды сухим.

Эскалатор, зал ожидания, рамки-амбалы-первая платформа и... забор. Выход к 11 пути через, внимание, «досмотровый павильон». Хорошо, что пока без рентгена и анального досмотра, но в сумку залезли. длинная тирада про трусливых мудаков и мудаков безразличных и ленивых. Сел. К слову, отчего вот туалет в немецком поезде (каким пока что является Сапсан) занимают меньше места, чем в рюзгом, а внутри визуально больше? Ну можно же или все таки здесь так нельзя делать? Совесть не позволяет?

Сел. На этот раз мой сосед. Блять. Как так. Сука. Такой сраной вони плохих сигарет и пота я еще не видал. 90%, что этот едет в дуст (кстати, так и оказалось)! Хорошо, что мой испытанный и не таким пиздецом нос довольно быстро адаптируется и не бьет лишний раз в мозг. Теперь можно спокойно почитать и в сотый раз послушать строчки типа “The economy is us. We don’t need a mechanic / Put away the wrenches, the economy is organic.” Но сперва нужно проверить твитор, так что достается ноутбук и проверяется сапсановский интернет. И вот хуй. Точка есть — интернета нет. Точнее 80% потерь. Ну и нахуй спрашивается такое надо?

Девять-полдесятого вечера. Сразупослезакатное время. Подъезжая к Владимиру, с южной стороны открылись гигантские разливы Клязьмы. После нескольких страниц книги в том же окне обнаружил прекрасный вид маленькой, но крепкой и удивительно красивой белокаменной церкви, чуть отражающейся в полностью окруживших ее водах Клязьмы, освященных черно-розовым закатным светом. Церковь стояла над водой на маленьком пяточке холма как айсберг. Зрелище настолько захватило, что я чуть не свернул голову, в которой промелькнула мысль о церкви покрова на нерли и мысль эта оказалась верной. Сферическую панораму церкви можно посмотреть на airpano.ru.

Вскорости, сосед вернулся с перекура (хотя в поезде это вроде как запрещено) и разило от него еще сильнее, плюс сосед сзади, похоже, снял ботинки и вокруг меня образовалось облако, по сравнению с которым сражение на Ипре показалось бы детской шалостью. Ах да, вы еще не знаете, что существа напротив пили из баклах пойло по типу жигулей. Я морально приготовился к смерти, так как самое большее сколько я могу пробыть без кислорода — три с половиной минуты.

Прощайте, сапсан стал моей могилой - я задыхаюсь в этом смраде.

— Andrew Kiselev (@ks1v) April 30, 2012

Хорошо, или смрад спал, или Кальвино оказался удивительно затягивающим, но я дожил до прибытия, не забыв оставить анкету со всем, что я думаю об этом поезде.

Кальвино и “Keynes vs Hayek” кончились. На вокзале я обошел три такси, пока не нашел «нужное» — то, чья сейчас очередь. Им оказался высер автотаза, хорошо, что все обошлось. Пиздец какой свободный и удобный рынок, ФАСа на них нет.

Разговорившись в водителем узнал, что в городе ничего не хорошеет и везде пиздец (как всегда), а мэром он хочет бизнесмена, которые, по его мнению, хоть не так пиздят.

Наконец-то я оказался около подъезда и был вознагражден — меня встретил неизвестный черно-белый котик, пытавшийся пройти сквозь металлическую дверь в теплый подъезд, в чем я ему с радостью услужил. Котик терся о ноги и рюкзак, а после входа шел впереди меня и постоянно оглядывался. Так я поднялся на третий этаж, а котик смотрел и смотрел на меня с четвертого, сверкая глазищами.

P.S. Перепубликовано 2016-01-28.