Горная песня

Горная узкая долина, слияние двух рек, отвесные скалы и небольшой городок между всем этим. Прямо из горы торчит большое, высокое и длинное стеклянное здание неясного назначения. Вроде бы офис, но чей? Нет вывесок, этажи пусты, кроме одного.

Мы с Х. как раз на непустом этаже, где много людей — банкет.

Вид из панорамного окна чудесен: напротив — скала, а перед ней — череда небольших, но современных домиков. Слева долина разделяется и домики в внизу тоже.

Внезапно на этаж врываются «вежливые люди» и выпускается усыпляющий газ.

Я просыпаюсь в просторной клетке, Х. — рядом. Болят голова и горло от газа. Мы оглядываемся и оказываемся за пределами клетки — она как бы выворачивается наизнанку. В соседней комнате сидят седой старик в белом халате и среднего возраста серб/чех М. Разговор явно идет в проектном ключе: старик должен что-то завершить для М. Мне почему то кажется, что я знаю М., видимо это нам и помогает — в конце разговора он устраивает нам экскурсию по лаборатории. В кабинете старика оказывается секционный стол и три тела, сложенных стопкой, друг на друге. Рядом лежали странные плоские секции 20х30х1 см, розового цвета. Секции почему-то казались живыми — в общем-то так оно и было. В следующем зале находилась большая бабина, на которую была намотана лента из скрепленных секций. Нам размотали метров 20 ленты прямо на полу. Выяснилось, что секции изготваливают из умирающих тел людей посредством горячего проката нескольких тел вместе. Удивительно, но после подобной процедуры сохраняются разумы человекоматериала, но не просто так — три разума вплавляются в один, заключенный в каждой из небольших секций. Секции могут питаться друг от друга и общаться со всеми окружающими и между собой посредством телекинеза или чего-то подобного. Почему их нужно так много и почему их сматывали в моток — вопрос без ответа.

Мы выходим из одного из маленьких домиков долины в абсолютно пустой городок.

В конец звучит новая, ещё скрытая песня БГ. Чаруя, она медленно разлепляет веки. Её мелодия совершенно не характерна для БГ, но тем не менее, он её поёт — где-то сзади и вверху.