Гос. экзамен в Вышке

Каково государство, таков и государственный экзамен.

Настала пора мне заканчивать бакалавриат и сдавать «Государственный экзамен по экономической теории».

Дата и время экзамена объявлены, темы присланы — можно готовится. Проебав выходные, следующие два дня я просматривал подготовленные МракМарией конспекты по темам экзамена. Ночь накануне — до двух часов ваяю в GIMP'e фотографии, а через четыре часа уже сплю в маршрутке в Нижний.

Ровно в девять часов заскачил в экзаменационную аудиторию — уже почти все на месте и ждут преподавателей. Более того — наши, и не только, девушки пришли заранее — и не для того, что бы потрындеть или подготовиться, чтобы «накрыть поляну» «экзаменаторам». Первым делом как вошел и поболтал со всеми, я отдал .5k рублей — за эту «поляну». Всего Гос сдавало человек 50 — итого еды было на 25k рублей. Вот такие традиционные взятки борзыми щенками.

Фейл блять, полный. Никогда, вы слышите, никогда и никому в этой сраной жизни я не давал взяток. И не думал я, что придется мне платить жратвой и пойлом Силаеву и всей чесной компании за это. И да, я был рад что на экзамене не было Аистова и Максимова — из всех преподов на факультете, что преподавали у нас, они — самое адекватные — у них есть чему учиться. А рад был не потому, что им не просто сдавать экзамен, это так, а потому что они не были причастны к этому позорищу.

Действие первое

Шесть говнозадач на пару. Тупые и простые, как хрен собачий, унылые, которые совершенно не напрягают ум — лишь память — нужно знать по формуле на задачу. А еще боремся за звание дома высокой культуры быта, исследовательский университет!. Естественно, в аудитории кроме нас была лишь девочка-секретарь, а все так называемые «экзаменаторы» сидели, очевидно, на кафедре и набивали свое брюхо фруктами, икрой и вином. Мне — человеку с совестью, отсутствующей чуть менее чем полностью, и то было бы стыдно участвовать в подобном.

Действие второе

Настало время устной части. Билеты разобраны — две группы вопросов, по микро и по макро. По микро — сравнительная статика спроса, в принципе если не копать глубоко, то ведь не сложная. По макро — совокупное предложение. Садимся готовиться и тут наступает самое страшное — я знаю минимум 60% ответа, но тем не менее лезу в сумку, достаю ноут и ищу билет. И списываю — почти сразу. Что это было? То, что я почти стал думать — я просто разобрал быстренько написанное в ответах и не напряг ни память, ни мозг. И это меня огорчило, очень. Тем не менее, в макро мне не помогли даже ответы на билеты: если классическое предлждение я помню, то модели кейнсианского предложения уже нет. Андрей, ну ты что! Предложение вида Лукаса и Филлипса-Оукена — не в счет. Там было что-то еще, связанное с рынком труда, а этого я и не помнил и более того — не знал и помнил, что этого у нас не было. Да, и старый устаревший закон Сэя — тоже.

Уже раздобревшие и набившие брюхо преподы начали принимать ответы, а я никак не мог угадать момент когда освободиться Ошарин, чтобы сдать ему макро, так как Шульгину сдавать не улыбалось. В итоге остались двое с несданным макро: я и Наташа. Она предложила мне пойти к Шульгину, но мое нежелание сдавать ему было столь велико, что оно перевесило просьбу девушки. В итоге Наташа пошла к Шулгину, а я — дожидаться Ошарина. Но не судьбы — вошел Польдин, сдавать которому что-либо под любым соусом я бы не стал. Входит Польдин и уводит меня принимать макро в соседнюю аудиторию. Стоит отметить, что обычно при сдаче спрашивают не только вопросы билета, но еще несколько из других тем — такая нормальная беседа. Но Польдин не стал слушать мой ответ на вопросы билета, а посмотрел черновик, нашел график, единственный, который я тупо и бездумно списал из ответов, как раз и какой-то модели кейнсианского предложения через рынок труда. И я не смог его объяснить — так как не знал модели. Аналогично было и с законом Сея — закон то я сказал, а вот в его следствии касательно сбережений ошибся. Блин, старый закон работающий в специфических условиях. Тем не менее, больше он вопросов мне не задал: ни о классическом предложении, ни о Лукасе, ни о Филлипсе — о том, что я знал. Да, когда мы шли от одной аудитории до другой, он успел приебаться к моим сандалям и пообещал снизить на один балл оценку. Какие то мерзкие и ебанутые шутки (?) у него все время.

Микро сдал Силаеву и там все было более менее гладко, заодно увидел, где и как сплоховал в задачах — ошибки как всегда была достаточно тупыми.

Сдал я последним, поэтому оценок ждал меньше всех — всего-то порядка 40 минут против заявленных двадцати. Тем не менее, мы дождались и были весьма удивлены: у меня 8, а у Тимона, решившего задачи лучше всех, да и ответивший также на высоте — девять, хотя десять тут было бесспорно.

Вообще оценки слабо коррелировали с оценками за задачи и ответы — сложилось ощущение, которое между тем вполне соответствовало опыту старших товарищей, что оценки были предопределены заранее и повлиять на них в ходе экзамена было почти нереально. Заодно мы поняли, как выставляются оценки — это максимум по вектору трех параметров: размер груди, память и логическое мышление. В него ложатся точно больше половины оценок.

Тем не менее, этот цирк, носящий гордое название «государственный экзамен» провели, потратив деньги, время и силы, ведь нужны же формальные свидетельства проведения экзамена — черновики и листы ответов — что бы прикрыть себе задницу в случае чего и легитимизировать оценки.

Да, если что: оценкой я доволен — свое отлично я получил, а какого оно цвета не имеет значение.

P.S. Перепубликовано 2016-01-11
Сейчас уже, когда все подзабылось, я бы не стал, коненчно, высказываться так радикально. Но вопрос с застольем для меня всегда оставался загадкой и плесневелым университетским цирком.